Она пожертвовала собой ради своего мужа-японца. Наверное, такой должна быть настоящая любовь…

Случается так, что люди не делают ничего особенного (как им кажется), просто живут честно и по справедливости, но в итоге о них узнают целые страны. Именно такую жизнь прожила Клавдия Леонидовна Новикова. Она была простой женщиной, ей пришлось пережить ссылку, но она умела любить по-настоящему, так, как не все смогут, любить, жертвуя собой. История отношений Клавдии Новиковой и Ясабуро Хачия известна как в России, так и в Японии. Вот только о ее смерти в Японии сообщили по центральному телевидению, а на похороны в России пришло всего несколько человек, потому что родственников у Клавдии Леонидовны почти не осталось, а подруги уже давно отошли в мир иной.

Клавдия и Ясабуро познакомились в 1959 году. На тот момент они оба знали, что такое жизнь в сталинских лагерях. Перед войной Клавдия вышла замуж и родила сына. Как и многие женщины того времени ждала мужа с фронта, но ее осудили и сослали на Колыму. Вернувшись с войны, муж обзавелся новой женой.

Судьба Ясабуро тоже была трагичной. Перед войной он уехал вместе с женой в Корею, но когда советские войска вошли туда, его, как и многих японцев осудили за шпионаж против Советского Союза. После окончания срока так получилось, что фамилию Ясабуро не внесли в списки военнопленных, которые отбывали на родину. Ехать ему было уже некуда, тем более он думал, что жена и дети его погибли, да и боялся возвращаться в Японию после стольких лет, прожитых в СССР. Поэтому Ясабуро стал советским гражданином по имени Яков Иванович.

Клавдия Леонидовна вспоминала: «Мы познакомились с ним на Брянщине. Я увидела его нерусское лицо, он был забитый, худой, со щемящей тоской в глазах. Мне сразу стало жаль его. В начале 60-х подруга позвала меня в поселок Прогресс на Дальнем Востоке. Я уехала, а он писал, что хочет приехать ко мне, но я отказывалась и никому, кроме подруги, не признавалась, что переписываюсь с бывшим военнопленным японцем…»

Но Ясабуро, или точнее Яша, всё же приехал к ней. Они поженились и прожили вместе 37 лет. Жили скромно, выращивали огурцы и помидоры, разводили пчел и коз. Яков стал парикмахером, любил фотографировать и занимался иглоукалыванием. Клавдии завидовал весь поселок, ведь мужик у нее работящий, да еще и не пьет и не курит. Вот только детей им Бог не дал… Чета даже умереть собиралась в один день. Однажды, уже будучи пенсионером, Яков принес два гроба, разобрал их, высушил, сколотил заново и закинул на чердак, но они так и не пригодились…

Во времена перестройки одна из семей поселка Прогресс рассказала своему родственнику, который занимался бизнесом с японцами, о своем соседе. Услышав историю соотечественника, японцы устроили поиски его родственников и нашли сначала брата, а потом жену и дочь.

Более полувека Хисако ждала своего мужа. Она вернулась из Кореи вместе с дочерью и работала медсестрой. Хисако откладывала деньги и построила дом, оформив его на мужа, хотя даже не знала, жив ли он. Кроме того, она открыла счет в банке на его имя. Когда Ясабуро нашелся, его дочери уже было больше 50 лет.

Яков Иванович не хотел возвращаться домой, несмотря на уговоры дочери и брата. «Ты для меня всё», — говорил он своей русской жене. Но Клавдия решила взять всё в свои руки. Ее любимый болел, а в Японии он смог бы прожить намного дольше. Да и его японская жена имеет право перед смертью обнять своего мужа.

Клавдия Леонидовна сделала мужу загранпаспорт, поменяла сбережения на доллары и… развелась. Иначе он не смог бы претендовать на имущество и наследство. В 1997 году они попрощались навсегда…

Ясабуро регулярно слал своей русской жене небольшие подарки и звал ее в гости. Одна японская писательница написала о Ясабуро и Клавдии книгу, журналисты сняли фильм. Вся префектура собирала деньги на поездку «бабы Клавы» в Японию. И она всё-таки приехала, когда ей было уже за 80. Клавдия Леонидовна обняла японскую жену Ясабуро, они просто плакали и всё понимали, им не нужен был переводчик. После этого наша героиня еще дважды посещала Японию. Она побывала на спектакле, который поставили на основе их с Яшей истории. Оба раза Ясабуро уговаривал ее остаться (Хисако на тот момент уже умерла), а в телефонных разговорах просился назад в Прогресс. Переехать в Япнию Клавдия Леонидовна не решилась, а назад мужа не пустила, потому что хотела, чтобы он жил достойно. Сама она до последних дней вела скромную, но активную жизнь, а за год до смерти даже сама вскопала огород.

Соседи Клавдии Леонидовны утверждают, что она умерла счастливой. Ее Яша был жив, а в последнее время к ней стала наведываться внучка Лариса: у ее сына было две дочери, но сначала отношения с ними не складывались, а вот в последние годы жизни Клавдия Леонидовна сблизилась с одной из них.

После смерти Клавдии Новиковой в поселок Прогресс стало приходить много писем, в том числе и от Ясабуро. Он обращается к ней как к живой: «Клавдия, я узнал, что тебя не стало, и скорбь одолевает меня. Все те 40 лет, что я прожил в России, ты была рядом со мной. Только благодаря тебе я смог вернуться в Японию. Вспоминаю, как мы изготовили гробы для двоих. Если бы я мог, я бы примчался к тебе и прижал тебя к сердцу крепко-крепко… Но я бессилен. Спи спокойно, дорогая. Твой Ясабуро».

Расскажи эту историю своим друзьям, пусть об этой любви узнает еще кто-нибудь…

источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *